Сачок. ру




     Наверное, в жизни каждого человека бывают моменты, когда нужно сделать принципиальный выбор, и этот выбор круто меняет умонастроение, а, возможно, и представление о мире. Именно таким моментом в жизни Квакина Андрея Владимировича стали события, которые начались с осени 1985 года. В стране набирала обороты "перестройка", хотелось верить в "очищение социализма от бюрократической накипи".
     Судьба в это время забросила А.В. Квакина в Волгоградский государственный университет (ВолГУ), где появились новые друзья, товарищи и приятели. Они вместе проводили рабочие и выходные дни, обсуждали происходящее в стране. Именно тогда все были согласны, по крайней мере на словах, в том, что ректор М.М. Загорулько – это бюрократ сталинского типа. Многие примеры его руководства попадали в разряд того, что КПСС предлагала искоренить в условиях "демократизации" и "гласности". Например, все преподаватели и студенты были обязаны ежедневно с 8 часов утра по 8 часов работать на строительстве, а после бесплатной работы до 22 часов проводить занятия. При этом сами строители были задействованы на строительстве дач для областного, городского и районного начальства.
     Недовольство преподавателей и студентов нарастало, многие обращались к доценту Квакину, как к исполняющему обязанности председателя профсоюзного комитета ВолгГУ. Один из преподавателей-математиков – доцент Ю.В. Помельников для подготовки к занятию ушёл на час раньше со стройки. Это вызвало гнев ректора, и он приказал уволить "прогульщика". А.В. Квакин и другие 14 преподавателей ВолгГУ написали о своем несогласии с этим решением ректора в ЦК КПСС. Хотя многие устно и высказывались в поддержку их действий, но подписать письмо отказались, как и выступить открыто на собрании.
     Письмо из ЦК КПСС было отправлено для рассмотрения… ректору ВолгГУ М.М. Загорулько. А он создал комиссию из тех, кому и строились дачи за счёт университета во главе с будущим известным политиканом И.П. Рыбкиным (тогда он был секретарём парткома сельхозинститута).
     Комиссия за пару дней всё разобрала и пришла к выводу, что письмо 15 преподавателей – это "клевета на советский государственный и общественный строй", а подписанты – это "антисоветская и антипартийная группа". Поэтому срочно были проведены общее и открытые партийные собрания коллектива университета, где были приняты решения всех 15 преподавателей уволить "за прогулы", а членов партии исключить из КПСС.
     Самым жутким тогда для А.В. Квакина стало то, что вчерашние его друзья, товарищи и приятели активно выступали за его исключение и увольнение. Правда, далеко не все, хотя заставляли выступать всех, а некоторые потом приходили домой и объясняли, что "их заставили, но они за Андрея Владимировича очень переживают, ибо он прав". Всё это вынудило "правдоискателей" направить новое письмо в ЦК КПСС.
     И приехала новая комиссия, на этот раз из Министерства образования во главе с некто Мешалкиным. Застолья и сауны членов комиссии продолжались круглосуточно за деньги университета. Но зато комиссия смогла сделать "принципиальные выводы": 1 – клеветники, подписавшие письмо, являются "приписчиками", так как свои рабочие часы записывали в учебную нагрузку на выходные и праздничные дни. Абсурдность подобного обвинения заключалась в том, что по тогдашним законам "приписки" могли быть только в производственной сфере. Если же у преподавателей была годовая нагрузка 1200 – 1300 часов, то при 8-часовом рабочем дне они не могли на будние дни записать себе проверку дипломных, курсовых и контрольных работ (их приходилось проверять и записывать на выходные и праздничные дни). 2 – у всех клеветников чрезвычайно низкий уровень преподавания. Надо сказать, что вся эта история с "антипартийной группой" вызвала сочувствие и понимание у студентов: они приходили на занятия А.В. Квакина даже с других факультетов, записывались в его кружок по истории интеллигенции, брали курсовые, дипломные работы и так далее. Поэтому было решено осуществить удар специально приглашёнными специалистами из Ленинградского Ордена Ленина государственного университета имени А.А. Жданова: доктор исторических наук, профессор ЛГУ Ю.Д. Марголис и кандидат исторических наук, доцент ЛГУ В.Г. Бурков "объективно" рассмотрели положение с курсовыми работами на кафедре истории СССР ВолГУ и пришли к выводу, что всё хорошее – это там, где нет вклада доцента Квакина, а всё плохое на кафедре связано с именем только доцента Квакина. Это подтверждает справка о качестве подготовки по специальности "История СССР" в Волгоградском государственном университете на ноябрь 1989 года. Даже упомянув о двух студентах-лауреатах Всесоюзных конкурсов по общественным наукам, в их заключении не было указано, что эти работы осуществлены под руководством всё того же доцента Квакина. А вот в дипломной работе одной студентки-заочницы 1987 г. нашли "устаревшие оценки и взгляды по фундаментальным вопросам советской истории", заключающиеся в том, что, как тогда писали все: с 1917 г. в стране строили социализм.
     Так как для защиты своих чести и достоинства 15 преподавателей вновь направили письмо о происходящих событиях в ВолГУ в ЦК КПСС, то был применён новый вариант борьбы с "клеветниками", а именно – статья в центральной волгоградской газете.
     Однажды домой к А.В. Квакину приехал спецкорр этой газеты В.Д. Паршин. Он долго говорил о своём сочувствии борцам с "бюрократом Загорулько", постоянно оглядывался на его рабочий стол, где стояли картотеки и лежали папки с заготовками новой книги. Как позже оказалось, он посчитал их за "пухлое досье" против Загорулько. В результате появления статьи, Квакина узнали во всей области, с разных сторон стали поступать слова поддержки в его адрес, ему передавали новые материалы и сведения о "делах Загорулько" в надежде, что они помогут его "свалить".
     Именно тогда "правдоискателей" неожиданно пригласил к себе в корреспондентский пункт специальный корреспондент "Комсомольской правды" Игорь Корольков (сейчас он известный обозреватель, работает в "Известиях"). А вскоре в популярном тогда еженедельнике "Собеседник" появилась статья в их поддержку.
     Лишь в 1989 г. накал выдворения "критиканов" из здорового коллектива ВолгГУ спал: все были восстановлены на работе и в партии, были сняты все обвинения. Кого-то бюрократическая машина перемолола, кого-то перекалечила, но Андрея Владимировича Квакина она закалила и лишила прежних юношеских иллюзий. Для того, чтобы убрать со своих глаз ректор М.М. Загорулько был вынужден "сослать" доцента Квакина в Москву, в докторантуру Института истории СССР Академии наук СССР. Именно это стало результатом нешуточной борьбы А.В. Квакина с бюрократией.
     Вернулся А.В. Квакин в ВолГУ уже доктором наук, почти все его оппоненты оказались тогда уже вне Коммунистической партии, за чистоту рядов которой они так усердно боролись, и стали большими "демократами". Андрей Владимирович же имел тогда предложение профессора Ю.С. Борисова переезжать на работу к нему в Сектор истории культуры Института российской истории РАН в Москву.
     Сдать отвоёванный с таким трудом партбилет Андрей Владимирович Квакин так и не решился, уплатив партвзносы по август 1991 года.

Гостевая книгаakvakin@yandex.ru
Все материалы представленные на данном сайте принадлежат А.В. Квакину. Их использование без согласия владельца запрещено!
© А.В. Квакин, 2002 – 2014